seminarist: (Default)
Начало первой серии. Шарлотта Лукас беседует с Элизабет Беннет:
Шарлотта: Молодой человек, располагающий средствами...
Элизабет: Все знают, что такой человек должен подыскивать себе жену.
Шарлотта: На него тут же начинают смотреть как на законную добычу той или другой соседской дочки.
Элизабет: Как бы мало ни были известны намерения и взгляды такого человека, Шарлотта?

Эдак и я понастряпаю сценариев.
Вот, например, "Анна Каренина", сцена 1: столовая Облонских.
Стива Облонский, сентенциозно: "Все счастливые семьи похожи друг на друга..."
Долли, горько: "Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему!"
Лакей за стулом, страдальчески закатив глаза: "Всё смешалось в доме Облонских!"
Долли, решительно: "Я узнала, что вы были в связи с бывшею в нашем доме француженкою-гувернанткой, и объявляю вам, что не могу жить с вами в одном доме!"
seminarist: (Default)
разражается ключевой, центральный кризис всего романа. Одна из пяти сестер Беннет - нет, не старшая, ангельски добрая красавица Джейн, и не главная героиня Элизабет, и не комический синий чулок Мэри, а Лидия, которую мы до сих пор едва отличали от Кэти - так вот, шестнадцатилетняя Лидия, девица пустая и вздорная, вовлекает семью в пучину трагедии, покрыв родовую честь несмываемым позором. Именно - сбегает с посторонним негодяем. Негодяй - привлекательный, но ветреный юнец из хорошей семьи, блестящий офицер и выпусник колледжа, к сожалению, без гроша в кармане и с кучей долгов, карточных и простых. Целых две недели они скрываются в Лондоне - этом средоточии роскоши и порока; мистер Беннет, вне себя от горя и ярости, бросается на поиски; к нему присоединяется лондонский кузен, богатый коммерсант. Через несколько дней мистеру Беннету надоедает азарт погони, и он прехладнокровно возвращается в свою библиотеку. Лондонский кузен сам находит негодяя и его жертву (нам этого не показывают, а только рассказывают, кратко и невнятно). После недолгих уговоров (которых нам тоже не показывают) негодяй соглашается жениться на Лидии. Деньгами их снабжает богатый мистер Дарси. Лидия и её муж решают оставить всё позади, начать новую жизнь вдали от прежних друзей и сослуживцев, где ничто не будет напоминать им о прошлом. Они уезжают далеко-далеко: на север Англии.

Чего-то такого я ожидал уже когда в первом томе Элизабет проводила бессонные, тревожные ночи у постели тяжело больной сестры: у Джейн был насморк.

Если бы мисс Остин написала "Анну Каренину", то в последней главе Анна вместо самоубийства просто опоздала бы на поезд.
seminarist: (Default)
Сколько прелести в богатом, изысканном книжном лексиконе, в длинных, сложносоставленных предложениях, в монологах на полстраницы. За ними - неспешная жизнь в усадьбах, вековая культура, долгие ненастные дни в семейной библиотеке, чтение вслух по вечерам, Шекспир, Кинг Джеймс, французские романы и словарь Джонсона.

Вот Она отвергает Его ухаживание:
"From the very beginning, from the first moment, I may almost say, of my acquaintance with you, your manners impressing me with the fullest belief of your arrogance, your conceit, and your selfish disdain of the feelings of others, were such as to form that groundwork of disapprobation, on which succeeding events have built so immovable a dislike; and I had not known you a month before I felt that you were the last man in the world whom I could ever be prevailed on to marry."

Будь это письмо, мистер Дарси, что называется, втыкал бы и тупил бы на него полчаса, пока не понял (с карандашом в руках) что она не хочет за него замуж. Однако Элиза сказала всё это вслух, и он, вероятно, даже не пытался уследить за ходом её мысли. Настоящие леди не показывают своих чувств, но какая-нибудь предательская дрожь в голосе, какое-нибудь лёгкое движение левой брови подсказало ему, что между ними всё кончено. Бедняге ничего не оставалось, как только откланяться, неловко буркнув на прощание:

"You have said quite enough, madam. I perfectly comperehend your feelings, and have now only to be ashamed of what my own have been. Forgive me for having taken up so much of your time, and accept my best wishes for your health and happines."

Восхищение и беспомощная зависть. И только когда Остин, завершая особенно щеголеватый пассаж, вдруг запутывается в тройном отрицании - When Mr. Collins said anything of which his wife might reasonably be ashamed, which certainly was not unseldom - со дна моей души медленно поднимается жаба ехидного, извращённого злорадства. И тут же снова опускается на дно.


UPD: А подлежащее-то Элиза потеряла! А в герундии-то и запуталась! Вот что значит волноваться.
seminarist: (Default)
нас знакомят с несколькими девушками из хорошей семьи и несколькими молодыми людьми из высшего света. Интрига романа состоит в том, чтобы проследить: кто из них на ком женится.

Интересный жанр: роман-пасьянс.
seminarist: (Default)
I finally seem to comprehend the famous distinction between wit and humour. There are few authors so invariably witty as Austen, yet so rarely funny.
seminarist: (Default)
принёс по крайней мере одну ощутимую пользу. А именно - я пошёл сегодня в городскую библиотеку и взял там Джейн Остин. Впервые в жизни. Надо же, наконец, познакомиться.

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:04 am
Powered by Dreamwidth Studios