seminarist: (Seminarist)


Мальчик по имени Хрисанф Зарницын, видимо, сирота из саратовской купеческой семьи, учился в Москве, в Коммерческом училище. В 1886 году ему было 13 лет. На рождественские каникулы его забрали домой, в Саратов, где жил его опекун, Н. Лубочников. Жена опекуна, А. В. Лубочникова, приехала в Москву 16 декабря и остановилась в гостинице "Европа", в 33 номере. 23 декабря вместе с мальчиком они поехали вторым классом в Саратов. Так вот, "Бумажные сокровища" нашли счет дорожных расходов, составленный опекуном (интересно, кому он должен был его представить?) и приложенный к нему счет из гостиницы.
17800461_1343989558995537_4641987616592981498_n
Москва Декабря 19 дня 1886 г. )
17760021_1343989565662203_1831411642190006862_n (1)
Счет №38 )
17800357_1343999678994525_2005494867368902521_n

Поэт

Apr. 7th, 2017 11:10 am
seminarist: (Seminarist)
Илья Симановский в Фейсбуке отыскал замечательного поэта - Вадима Забабашкина. Оказалось, что его "Пророка" я помню с детства:

К дому подходит пророк,
Вот и калитка скрипит.
Переступает порог:
— Здравствуйте! — нам говорит.

— Дайте, водицы попить!
— На, — наливаем компот.
— К вам, — говорит, — стало быть,
Скоро холера придет.

— Хлебушка можно поесть?
— На, — подаем каравай.
— Дней, — говорит, — через шесть
Дом ваш сгорит и сарай.

— Мне бы поспать в уголке...
— Спи, — расстилаем матрац, —
Да кочергой по башке:
Бац! — окаянному — бац!

Особенно приятно, что он и сейчас пишет стихи: https://www.stihi.ru/avtor/solex.
seminarist: (Seminarist)
зеркальная противоположность анекдота "я вас на этот пароход пять лет собирал".
seminarist: (Seminarist)
Наконец, и до меня докатилась мода на кофе холодной заварки. Крупномолотый кофе заливаешь холодной водой в соотношении 1:7 по весу, и выдерживаешь при комнатной температуре 12 и более часов. Потом процеживаешь. Получается этакий кофейный экстракт, который потом хранится в холодильнике (говорят, до двух недель - то есть можно заварить сразу граммов 200 кофе про запас). Его можно пить так (рюмками), разводить холодной или горячей водой, как чайную заварку, добавлять молоко, сливки, лед и проч. Флавор сохраняется в неприкосновенности, но горечи практически нет.

Прелесть этого способа еще и в том, что для него не нужно никакое специальное оборудование - годятся любая банка и мелкое ситечко (или, если очень привередничать, фильтр из пропускной бумаги). Так что же? Изготовители кофеварок уже выпускают множество приспособлений для холодной заварки, ценой от 15 до 400 долларов. Их покупают.
seminarist: (Seminarist)
Революция «улицы».

Революция настроила умы на возвышенный лад, толкнула многих вялых людей туда, куда они не заглядывали давным-давно: в книги, брошюры, газеты.
Революция заставила вчерашних «эстетов» подтянуться и скинуть с себя их отрешенность от общественности и от широкой жизни*
Революция побудила и побуждает искать новых форм и вызвала если не переоценку ценностей, то по крайней мере перемещение ценностей.
Революция коснулась всего, коснулась и «улицы» с ее жизнью.
***

Робко «приспособляется» к революции мода, изжившая было самое себя и питавшаяся все время жалкими крохами, перепадавшими из-за границы.
В истории остается память о вакхической, небывалой в России роскоши последних дней царизма.
Мода робко идет по смелому революционному пути.
***

Вот появились они: алые шелковые шапочки, круглые, простые, едва украшенные одноцветной вышивкой, блестками или стеклярусом или парой распластанных крыльев.
Иногда шапочки делаются с остроконечным удлиненным верхом, явно подражая фригийским колпакам 1789 года, прославленным колпакам великой французской революции.
Рубиновые шелка этих головных уборов — как скромный знак расцвета.
Хорошо одно: эти уборы дешевле прежних.
***

Черные цвета материй, фиолетовые оттенки, все коричневые тона уступили место алым тканям.
Витрины магазинов залиты, как кровью, каскадами пурпурных тканей.
Теперь не обращают уже внимание на количество тканей, на солидность их краски.
Алые шелка расхватываются.
***

К лету можно ожидать красных дамских плащей. Накидки сбористые, с пелеринками и капюшонами —- воинственные, полные пафоса дня.
Для гражданок будущей демократической республики должны быть созданы платья и костюмы недорогие н несложные.
Предприимчивые модистки и портнихи быстро изменили характер своих моделей и делают их уже строже.
В общих чертах платье данного момента можно формулировать так: прямое, удлиненное, с небольшими сборками, карманы по обеим сторонам юбки, с застежкой спереди и кушаком с длинными концами.
Революция коснулась и искусства, т.-е. не искусства, понятно, в широком смысле,-— это дело будущего, а того, что выставляется на показ в витринах художественных магазинов.
Появились гравюры и фотографии иллюстрирующие наиболее яркий моменты французской революции: речь Марата в клубе якобинцев, жертвы террора, Мария-Антуанетта перед казнью.
Непонятно только, почему на ряду с картинами, рисующими эпизоды великой революции, в витринах наиболее популярного в Москве магазине красуется «Варфоломеевская ночь»...
Итак, улица «приспособляется».

"Раннее утро", 19 марта 1917


Украдено тут.
seminarist: (Scarabus)
когда их спрашивают:
- Вы с того света? Как интересно. А вы не знаете там мою двоюродную бабушку, Бревешкину Лючию Вахрамеевну? Она тоже умерла. Не знаете? Странно. А с Пушкиным знакомы? Нет? А вы точно с того света?
seminarist: (Русский писатель)
А я стою один меж них
Весь в белом, пламени и дыме
И всеми силами своими
Молчу о тех и о других.
seminarist: (Seminarist)
Новый удивительный способ вдевать одеяло в пододеяльник с боковой прорезью через четвертое (возможно, пятое) измерение. Тот, кто это изобрел, должно быть, какой-нибудь тополог или японец - one of those brainy chaps. В средние века сожгли бы на костре и всё такое. И - да, я проверил, оно работает. Не знаю, как, но работает.
seminarist: (Seminarist)
Давно ищу, кому задать вопрос: как называется наука, дисциплина, область знания и проч., посвященная передаче информации между людьми? Не в смысле "сколько мегабайт в секунду", а в смысле: вот есть некое словесное знание, и мне нужно его передать другому лицу или группе лиц. Учебник ботаники ли я пишу, инструкцию ли к пылесосу, историю болезни, полицейский протокол, лекцию читаю или анекдот рассказываю - мне нужно передать эту информацию максимально эффективно, то есть так, чтобы рецепиент понял меня, уяснил всё по пунктам при минимуме затраченных мною усилий.

Ясно, что если мне нужно написать "Борщ на столе, вернусь поздно", а я для передачи той же информации накатал письмо на три страницы, это неэффективно - работа непропорциональна результату. Если я написал "Сд. пр. ком. в. уд. в. н. м. од. ин. хол." - сэкономил время и бумагу, но вышло невразумительно.

Очевидно, что важный кусок информации имеет смысл повторить несколько раз - а сколько именно раз? Это, конечно, зависит от способа изложения - что в объявлении можно сказать однажды, в лекции не грех повторить и пять раз, чтобы запомнили.

Изложение не должно быть водянистым, но если сделать его чересчур концентрированным, за ним трудно уследить, эффективность передачи снижается, сколько-то воды необходимо - сколько? Потом, труд передатчика тоже ресурс ограниченный - сокращение и ужатие требует времени и сил, поэтому "я написал длинное письмо, не имея времени написать короткое". Где-то есть предел, за которым чистка и подстригание текста становится неоправданной тратой времени - как его определить?

У текста есть адресат - у приватного письма один, у открытого в газете - множество однородных читателей, а у истории болезни, например - несколько разнородных групп: другие врачи, медсестры, инструктора ЛФК, страховщики, прокурор, сам больной, ученый-исследователь, патологоанатом... Каждой из этих групп нужно свое - как составить историю так, чтобы никого не обидеть? Как должна быть сгруппирована информация, чтобы всем этим читателям было удобно ее искать?

Ясно, что нельзя написать вообще всё: во-первых, чтобы сказать всю правду, понадобится всё время, во-вторых, в избытке бесполезного утонет жизненно важное (если вместо "Не влезай, убъет" на опоре ЛЭП повесить двухтомный трактат, подробно излагающий все опасности, подстерегающие неосторожных, он будет прямо вреден, потому что его никто не прочитает). Как защищаться от недобросовестных источников, которые именно топят нужное в потоке ненужного, как, например, составители пользовательских соглашений?

Потом: я рассказываю некую историю. Если я это делаю по телефону, ясно, что мне нужно быть максимально последовательным, потому что иначе слушатель запутается. Если я то же самое излагаю на бумаге, то могу, в интересах элегантного изложения, слегка перескакивать от одного к другому - читатель не затруднится вернуться к нужному месту, если потеряет нить. Если я ту же информацию свел в таблицу, последовательность еще менее важна - и т. д.

Ясно, что такая дисциплина есть. Но я так невежествен, что не только не знаю, как она называется, но и где искать ее название. Это, вероятно, должно быть что-то на стыке психологии, операционной инженерии, педагогики, дизайна и проч. То есть существует, конечно, масса пособий по стилистике, в том числе ориентированных на журналистов, ученых, беллетристов, педагогов - но мне хотелось бы максимально общего изложения таких принципов.
seminarist: (Seminarist)
16425801_1284110681650092_4420537014752663557_n
16426179_1284110674983426_1584139290416260952_n

Украдено в Фейсбуке, "Бумажные сокровища".
seminarist: (Seminarist)
Кошка привела котят поиграть с собакой
seminarist: (Seminarist)
В Фейсбуке некто постит цитату "из Марк Твена":
"Самые дорогие галстуки носят те, кому достаточно простой веревки".
167 перепостов, 1200 лайков.
Я правильно понимаю, что "дорогой галстук", как маркер богатства и престижа, во времена Марк Твена и даже много позже в литературе не употреблялся, это сравнительно новое явление?
seminarist: (Seminarist)
Оказывается, во времена ренессанса и барокко была такая фишка: древних музыкантов, которых мы обычно представляем с лирой (кифарой), часто писали с виолой.
Вот, например, царь Давид:
IMG_0573
Орфей:
IMG_1420
Гомер:
IMG_0063
Интересно, почему? И не возникло ли известное выражение Nero fiddling as the Rome burned благодаря таким изображениям?
seminarist: (Seminarist)
"When I was about five years old my father happened to be in a basement chamber of our house, where they had been washing, and where a good fire of oak-logs was still burning; he had a viol in his hand, and was playing and singing alone beside the fire. The weather was very cold. Happening to look into the fire, he spied in the middle of those most burning flames a little creature like a lizard, which was sporting in the core of the intensest coals. Becoming instantly aware of what the thing was, he had my sister and me called, and pointing it out to us children, gave me a great box on the ears, which caused me to howl and weep with all my might. Then he pacified me good-humouredly, and spoke as follows: 'My dear little boy, I am not striking you for any wrong that you have done, but only to make you remember that that lizard which you see in the fire is a salamander, a creature which has never been seen before by anyone of whom we have credible information.' So saying he kissed me and gave me some pieces of money."

Когда мне было около пяти лет, мой отец сидел как-то в подвальной комнате нашего дома, где до того была стирка и еще горели в печи дрова. В руке у него была виола, он играл и пел в одиночестве у огня. Погода была очень холодной. Поглядев в огонь, он заметил вдруг в самой середине жаркого пламени маленькое создание вроде ящерицы, которая резвилась среди раскаленных угольев. Поняв немедленно, что это было такое, он позвал мою сестру и меня, и показав его нам, крепко ударил меня по уху, так что я во всю мочь закричал и заплакал. Тогда он меня стал добродушно утешать и сказал следующее: "Милый мой малыш, я тебя бью не за какую-то провинность, но только для того, чтобы ты запомнил, что ящерица, которую ты видишь в огне - это саламандра, создание, которого прежде никто достоверно не видел". Сказав так, он поцеловал меня и дал несколько монет.
seminarist: (Seminarist)
и, в частности, главным автором группы "Лесоповал" стал советский поэт-песенник Михаил Танич (1923 - 2008), автор популярных в СССР песен "На тебе сошелся клином белый свет", "Как хорошо быть генералом", "Идет солдат по городу", "Лесорубы", "На дальней станции сойду" и проч - а также "Что мне снег, что мне зной" и "Ля ля ля, жу жу жу", как справедливо отмечает в комментариях любезный юзер [livejournal.com profile] utnapishti. Из всех участников "Лесоповала" один Танич имел тюремный опыт: сидел при Сталине в лагере по 58-й статье.

Из Википедии.
seminarist: (Seminarist)
Известно также, что он (Клеарх, спартанский полководец - S.) был прекрасным военачальником, поскольку это совместимо со свойственным ему характером. Так, он умел лучше кого бы то ни было заботиться о продовольствии для войска и заготовлять его, а также внушать окружающим повиновение. (9) Этого Клеарх достигал строгостью. Он был мрачен на вид, имел резкий голос и наказывал он жестоко, иногда в порыве гнева, и порой потом сам в этом раскаивался. (10) Но карал он по убеждению, так как понимал, что войско, в котором не существует наказаний, никуда не годится. Рассказывают даже, будто он говорил, что солдат должен бояться своего начальника больше, чем врагов, когда требуется стоять в карауле, покидать своих друзей или беспрекословно итти на неприятеля(...)в нем не было ничего привлекательного, он всегда был сердит и суров, и солдаты чувствовали себя перед ним, как дети перед учителем.

(В английском переводе сказано the feeling of the soldiers towards him was that of schoolboys to a master).

Ксенофонт, Анабасис Кира, кн. II, гл. 6

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 04:02 am
Powered by Dreamwidth Studios